• Домашняя страница

Языки в моей жизни

   В средней школе

В школе я любил читать. Прочитал запоем все художественные книги школьной библиотеки. Читал так быстро, что однажды библиотекарь не поверила что можно так быстро прочесть книгу (это было что-то про Незнайку) и устроила мне экзамен по прочитанному. Экзамен я выдержал с честью и вопросов о быстрой перемене библиотечных книг больше не возникало.

Французский язык я учил в обычной средней школе. Наверное «учил» это громко сказано. У нас было две учительницы французского. Первая была очень демократичная и того, кто не хотел, учить язык не заставляла. А в 70-е годы эпохи СССР у нас в классе мало кто хотел и понимал, зачем надо учить иностранный язык.

Вторая моя учительница французского  – Евгения Соломоновна – обладала уникальной памятью и могла фотографически запоминать многостраничные тексты. Вот она нас и заставила, как говорят, «любить Родину». Надо было работать и работать, наверстывая упущенное. Тут мы поняли, что такое по-настоящему учить иностранный язык. Позже, Евгения Соломоновна, когда я уже учился в «инязе», отдала мне часть своей французской библиотеки.



«Иняз»

Когда я поступил в МГЛУ, то группа у нас была солидная – все после армии: пару спецназовцев, пограничник и даже девушка-прапорщик. Понятно, что трудно было угнаться за детьми из спецшкол, некоторые из которых ходили во французские и канадские школы. Но мы старались. Дисциплина была жесткая – за несколько пропусков без уважительной причины можно было распрощаться с институтом. В ту пору он назывался МГПИИЯ – Минский государственный педагогический институт иностранных языков. В СССР тогда было немного ВУЗов, в которых готовили преподавателей и переводчиков иностранных языков. Эти ВУЗы функционировали в Москве, Питере, Киеве, Пятигорске и еще в нескольких городах.  

Первый курс в Институте иностранных языков дался тяжело, тем более что мешал стереотип отношения преподавателей к нам, бывшим военнослужащим, как им казалось – отупевшим во время службы в армии. Но все старались. Я, кстати, на основе своей более чем двадцатилетней преподавательской практики,  сделал вывод, что старательность превосходит талант. Обычно, ученики способные к изучению языков, не ценят свои способности и относятся к изучению языка менее старательно, а иногда и вовсе небрежно. Однако, тем, кому Бог такого таланта не дал, но у кого есть сильная мотивация к изучению языка, трудятся и часто обгоняют талантливых.

Второй курс в Институте иностранных языков для меня показался полегче, я расслабился и был неприятно разочарован, увидев свои отметки в конце года. Очень разозлился на себя, и третий курс решил «отработать» по полной: пропустил только две физкультуры, делал все домашние задания и даже больше чем было задано. Например, задавали найти десять синонимов, а я находил двадцать. В конце курса, поработав не покладая рук, я понял важную вещь – на что акцентировать внимание, каким предметам уделять больше внимания, а каким меньше, что стало для меня самым главным открытием года. Это открытие дало возможность концентрироваться на самом важном, что будет необходимо в будущей работе и что мне интересно.

 


Первый опыт репетиторства и переводы

Чтобы подготовить себя к будущей работе с французским и английским языками, пришлось выйти из учебного класса «в жизнь». Помню мой первый перевод, который дал мне радость того, что смог первый раз в жизни справиться с серьезным заданием. Это был многостраничный письменный перевод, связанный с легковыми автомобилями, кажется с Пежо. После этого и платно, и в качестве волонтера приходилось делать многочисленные устные и письменные переводы. И таким образом теория, получаемая к тому времени уже в переименованном из МГПИИЯ в МГЛУ, успешно сочеталась с практикой. Такой синтез давал возможность почувствовать живой язык, его тонкости в практическом применении.

 

Париж

Такой я увидел Эйфелеву башню - успешный коммерческий проект французов.


Первый опыт репетиторства у меня был на втором или третьем курсе. С этого момента и до сего дня, уже более двадцати лет я занимаюсь репетиторством. Когда проводил уроки «вживую», то приходилось много ездить по Минску, иногда на автомобиле, иногда на общественном транспорте, что очень изматывало. Бывало, что приехав на урок, я не заставал никого дома (тогда мобильных телефонов еще не было). Некоторым ученикам было удобнее приезжать ко мне. Все это создавало как для меня, так и для них трудности. Лет пять назад я продумал и внедрил обучение по скайпу. Этому, казалось бы, очевидному и понятному процессу – учиться онлайн – предшествовала кропотливая работа. Будучи преподавателем английского и французского (я преподавал языки в ВУЗах почти десять лет), необходимо было, время от времени, проходить повышение квалификации. И, так как мне нравилось учить кого-то и учиться самому, то я повышал свою квалификацию с удовольствием и часто.

Повышение квалификации происходило в РИВШ – Республиканском институте высшей школы в Минске. Атмосфера там была всегда креативная и доброжелательная, приглашались уникальные специалисты. Так вот, толчок к развитию репетиторства по скайпу дал полученный мной сертификат «Компьютерная графика и веб-дизайн». Позже, когда в БГУ создали свою систему онлайн-обучения, то я прошел курс «e-University».



Учить язык онлайн или «вживую»?


Сравнивая свой опыт преподавания «вживую», (а это почти 10 лет в ВУЗах - и в том числе будущим переводчикам и преподавателям французского и английского языков; больше 15-ти лет репетиторства «вживую»; и 5 последние лет репетиторство по скайпу), можно сделать вывод, что новые технические средства и технологии влияют на поведение человека. Хотим мы того или не хотим, нравится или нет, но технический прогресс идет вперед. И можно либо отвергать все новое и пока незнакомое, боясь новшевств, а можно использовать на пользу.

Поэтому всегда есть и будут сторонники как онлайн, так и «вживую», обучения. И можно долго спорить о том, что лучше – гужевой транспорт или самолет, но ясно одно – телегой ехать неудобно и долго, а самолетом – быстро.

Лично мне нравится онлайн-обучение. Когда занимался с учениками «вживую», то большинство из них опаздывали и уставали, когда после работы добирались до места занятий. Кроме того, необходимо было покупать книги, делать ксерокопии материалов и носить все с собой.

Онлайн – это занятия везде, где есть Интернет (а он сейчас уже есть почти везде): у себя дома, в офисе, на даче, в поездке, на отдыхе. Комфорт и удобство. Масса материалов, программ, книг в электронном виде, языковых развивающих игр, есть возможность прослушивания и просмотра всевозможных теле и радиопередач и записей, фильмов, общения на иноязычных форумах.

Положительным стимулом онлайн-обучения детей является процесс получения ими знаний от компьютера. Это лучше, чем пустить процесс общения ребенка с компьютером на самотек, а потом «внезапно» обнаружить зависимость от компьютерных игр.
 

Для онлайн-обучения я выбрал скайп (skype). Скайп мне нравится тем, что это максимальное приближение к уроку «вживую». Многие языковые компьютерные программы выносят человека за скобки, а скайп предполагает живую обратную связь и взаимодействие. И можно показать то, что у меня на экране, сбросить файл и т.п.

В «инязе» мне нравились педагогика и методика обучения иностранным языкам. Наверное, поэтому мое любимое занятие всегда было и остается искать, исследовать и создавать что-то новое в обучении, которое дает ученикам возможность быстрее и эффективней изучать французский или английский языки.


 


Несколько слов о методике

Моя методика включает много элементов. Например, хороший эффект дает метод интеллект-карт, основанный на принципе одновременной работы обоих полушарий мозга. Отработаны практически некоторые элементы ускоренной системы обучения Бадмаева, основанной на принципе поэтапного формирования навыков. Большую роль в изучении языков играет память, и поэтому я работаю над ее развитием у учеников. Слежу за новинками в методиках обучения и стараюсь все то, что «работает» сразу же применять на практике.

В свои занятия я вношу некоторые элементы спортивного тренировочного процесса, потому что имею опыт тренерской работы в военно-патриотическом центре. Кстати, такой спортивный подход, перенесенный на процесс обучения иностранным языкам, дает хороший эффект. По-видимому, есть некая схожесть у спортивных тренировок и у процесса изучения языков. На Западе это давно заметили и стали применять в бизнесе спортивный подход, назвав это коучингом.

Но вернемся к учебе в институте. Однажды, нашу группу за успехи в учебе даже «премировали» настоящей преподавательницей-француженкой, которая вела у нас практику речи. Очень мотивировали к изучению языков уроки репатриантов-французов, переехавших жить в СССР. Они были живыми носителями французского языка и культуры.



Первый раз во Франции


На четвертом курсе я поехал первый раз во Францию, в Гренобль. На дворе было начало 90-х, поездки за границу уже были разрешены. В Гренобле пришлось много общаться, так как большинство французов никогда не видели русских (то, что я белорус, а не русский объяснять было бесполезно – они тогда не знали, где находится Беларусь).

Для практики французского языка это было очень здорово – говорить и понимать чужую культуру, чужой народ, некнижную речь. Через какое-то время после адаптации я поставил себе задачу – вести себя и разговаривать так, чтобы не отличаться от французов. И это удавалось сделать, чем иногда пугал французов.

Для языковой практики я заговаривал с в магазине, с незнакомыми людьми на улице, заходил в офисы французских фирм и узнавал об их коммерческих предложениях, спрашивал дорогу, общался в спортклубах, с официантами в ресторанах и т.п. Я просто наслаждался тем, что язык открыл для меня новое видение другого мира! Меня понимали и я понимал других.

После окончания лингвистического университета, мои поездки во Францию стали регулярными. Я ездил в командировки от фирм, на которых работал (переводчиком, замом по внешнеэкономической деятельности), со спортсменами, с туристами, и даже с группой белорусских альпинистов для восхождения на самую высокую вершину Европы - Монблан.


 


Французский хоккей


Затем я искал брату-хоккеисту - Рунцо Андрею - команду во Франции. Не было Интернета и приходилось в основном общаться по телефону с президентами хоккейных клубов высшей лиги Франции, узнавая структуру французского хоккея, время перехода игроков из команды в команду, и другие тонкости. Я знал почти всех президентов хоккейных клубов высшей лиги Франции. В разных клубах нам предложили три варианта – должности тренера, играющего-тренера и игрока. Брат решил стать игроком в клубе старинного городка Анже, в западной части Франции. Я сопровождал его в качестве агента и переводчика. Пришлось решать административные вопросы, принимать участие в решении бытовых и производственных проблем – снимать квартиру, покупать лекарства в аптеке, частично обзаводиться мебелью и предметами быта и т.п. В общем, от общения с французами, учитывая их общий высокий уровень коммуникабельности, иногда так уставал, что вечером падал почти без сил. Когда с кем-то знакомился, то стандартным был вопрос – где я учил французский. В общем теоретические институтские знание помноженные на интенсивную практику дали результат.

 

французский


К слову, брат после окончания контракта во Франции уехал в США и продолжил там хоккейную карьеру, но это уже другая история, которую Вы можете почитать здесь...
 



Английский в Калифорнии


С английским языком во время поездки в США вышло сложнее, так как нас все же ориентировали на британский вариант и поначалу было трудно разобрать невнятную американскую речь. Но адаптировался и стал понимать. Помогло наблюдение за американцами, которые распределяют свое внимание и усилия при общении с собеседником. Если им интересно и важно – внимательно слушают и четко говорят, если нет – то слушают вполуха. Я тоже применил такую тактику - стало гораздо легче.

 

Улицы Лос-Анджелеса.

 


Приехав в Лос-Анджелес, я записался на уроки английского в школу имени Авраама Линкольна. Запомнилась грамматика, когда отрабатывали до полного автоматизма грамматические конструкции и, самое главное, нельзя было ни на момент расслабиться. Как только я попытался посмотреть в окно – преподаватель-американец моментально подскочил ко мне и замучил вопросами о том, что случилось. На занятиях по литературе сперва было что-то, на мой взгляд, занудное и пришлось оживить ситуацию, задав неожиданный вопрос: «А что Вы думаете о смерти?» (литературное произведение, которое мы изучали имело отношение к моему вопросу). Все затихли, но преподавателю понравился мой вопрос и началась оживленная дискуссия. В США, конечно, так как во Франции сильно не поговоришь – это страна деловых людей, привыкших действовать.       

 


Летний Париж 2015-го


Расскажу о последней поездке в Париж, которая была в этом году. Я больше люблю маленькие городки и деревеньки Франции, где все знают друг друга, изумительная по красоте природа, чистый воздух и после заката Солнца доносится волчий вой.


 

французский


Поехали в Париж по настоянию жены, чтобы посмотреть как можно больше достопримечательностей и музеев этого необычного города. Через пару дней передвигались по Парижу уже довольно свободно и ощущали себя почти парижанами. Было интересно бродить по улочкам, спокойно посидеть в парке, заходить в кафешки и магазинчики и иметь чувство внутренней свободы от того, что ты можешь что-то спросить, отреагировать на вопрос, понять что от тебя хотят и выразить свои мысль, не отличаясь от местных жителей.
 

Наши в Лувре. Вместо античной статуи на постаменте (убрали на реставрацию).

 


Общаться довелось много, но так интенсивно как в самые первые поездки: то ли был моложе и было все интересно, то ли Париж располагает к созерцанию и немногословности. Париж – это город-праздник.  

 

Записывайтесь на обучение французскому, английскому или русскому как иностранному:
Тел. +375 29 634 99 31 (velcom)
        +375 33 662 38 81 ( mtc)

Эл. почта:    lingvo@tut.by
Skype:          web1002

 

вверх

 

Доп. информация